FG
Fable: Russian Community

Fable: Валет Мечей (страница 3)
Оглавление
Предыдущая страница

***

Ныне бесхозные лошади следовали за Валетом. Ксиро медленно поднял голову, чтобы осмотреть, как могучий наездник ехал верхом на самом мощном скакуне. Парень еле мог осмотреть двух мужчин, которые тащили его вслед за гигантом. Валет Мечей, ехавший впереди, даже не оборачивался, чтобы поглядеть назад. Ксиро вздрогнул, когда он обратился к нему:
- Не царские палаты, конечно… но, хочешь – верь, хочешь – нет, это самое большое здание в Страннолесье. Меня это устраивает. Владелец радушно уступил нам его… когда брюхом напоролся на меч.
- Ну… - Ксиро вновь сплюнул кровь. – Из всего, что я о тебе слышал… о твоих способностях… мне казалось, тебе достаточно просто щёлкнуть пальцем, чтобы получить всё, что пожелаешь… «щёлк» – и замок на голых камнях вырос… как-то так.
- Если я пожелаю. Но сложно оставаться незаметным, владея замком в такой пустоши.
- И что же, ты людей боишься? Стесняешься публики?
- Не будь столь навязчив, Ксиро Герой. В этом мире есть вещи, которые тебе ни хотелось бы, да и не следовало бы знать. Смекаешь?
- По мере возможности… оглох чуток…

На месте прибытия Валета ждала ещё одна группа наёмников, они были переполнены изумлением при виде опустевших сёдел у лошадей.
- У нас гость, - представил «новичка» Валет. -  Проводите его внутрь.

Два солдата направились к Ксиро и отняли его у селян, к которым Валет Мечей обернулся и торжественным тоном вручил мзду, - Итак, джентльмены, время вашей награды. Я дарую вам… ваши жизни. Очень щедрый дар, учитывая ту черепашью скорость, с которой вы плелись сзади, из-за чего наш путь казался вечностью.

Горожане сразу же раскланялись и замельчешили, воспевая щедрость Валета. Они стали медленно отступать лицом к нему, не осмеливаясь повернуться спиной, а когда расстояние было приличным – дали дёру что есть мочи.

Всё ещё откашливающегося кровью Ксиро потащили в фойе. Валет сделал воспитательное замечание, - Будь добр, не пачкай полы. Не подумай, у нас грандиозный опыт оттирания крови… но, сам понимаешь, такое трудоёмкое занятие.

Если здание и было когда-то самым роскошным в городе, то теперь это была откровенная помойка. Так оно и было: человек, имеющий волю, отнимает дом у человека безвольного, вместе с домом отнимая и всё остальное.

Один из самых высоких солдат беседовал с Валетом. Его жесты и почти императорское поведение говорили о том, что он – правая рука Валета. – Это ничтожество убило Ричарда? И Тамбора с остальными?
- Именно так.
- Тогда какого чёрта он ещё жив?
- Потому, Вирджил, что его смерть должна быть зрелищной. Если души наших друзей всё ещё бродят где-то вокруг, почему бы не отдать им дань уважения, обеспечив этого молокососа настолько мучительной кончиной, насколько это возможно?
- Справедливо, - согласился Вирджил.
- В таком случае, оповестите укротителей; сегодня наш питомец ляжет спать сытым.
- Питомец? – Вирджил воспрял духом. – Да. Да, было бы неплохо. Совсем неплохо.
- Рад тебе угодить.

Ксиро бросили в тесную темницу без окон. Он только выговорил, – На клетку не очень похоже.
- О, не стоит спешить. Мы великодушно даём тебе шанс отдохнуть… чтобы продержаться в клетке живым больше пяти секунд. Да и зверюшка у нас вялых не любит. Из всего надо извлекать удовольствие.
- Ну, надо же… вы – сама деликатность.

Дверь в коморку захлопнулась, оставляя узника в обществе непроглядной тьмы, затхлого воздуха и холодного твёрдого пола.

Ксиро прилёг и стал прислушиваться к отдалённым звукам. Громкие разговоры, смех, волокита людей… и, по всей видимости, чуть больше, чем просто людей… неприметные ритуалы братства, которое оплакивало падших товарищей по-своему.

Откуда-то из глубины дома раздался жуткий вопль ненависти. Он пронзил стены насквозь и… Ксиро улыбнулся.

Наконец, парень услышал за дверью голос, скорее всего, принадлежавший Вирджилу, - Ладно, хватит ему отдыхать – солнце закатилось на Запад. Ведите говнюка!

Скважина замка затрещала и дверь распахнулась настежь. Веки Ксиро сжались, словно испугавшись света – типичная реакция человека, проведшего несколько часов в абсолютной темноте.
- Давайте-ка, на ноги его подымите. – торопливо гаркнул Вирджил.
- Я и сам в состоянии, - выдохнул Ксиро. Не без труда отжавшись от пола, он всё-таки встал на ноги, хотя передвижение давалось ему не так уж легко. Парень обратил внимание, что Вирджил держит его меч. – Кажется, энто моё.
- Да, «энто» твоё. Мы решили дать тебе шанс умереть с мечом в руках.
- Вы так добры. Правда, вряд ли он мне пригодится.
- Ха! – Вирджил выдавил отвратительный смех, который тут же поддержали его соратники, - К нам Герой пожаловал.
- Я уже повторять устал: я не Герой.
- Что ж, идём, Ксиро-не-Герой. Тебе есть чем заняться.

Ксиро кивнул и безмолвно вышел из коморки. Его сопровождали наёмники: два – спереди, два – сзади. Ксиро поинтересовался, - Это весь ваш отряд? – его произношение было не идеальным, по причине недавних побоев.
- Остальные ждут у клетки, - ответил Вирджил, - Уверен, им не терпится с тобой познакомиться. Сюда.

Ксиро любезно сопроводили в комнату, которая должна была быть самой большой в здании. По наличию шкафов с полками можно было точно определить, раньше это была библиотека. Но ныне все полки опустели.
- А куда делись книги?
- Сожгли все до единой, - пробасил Вирджил, - вечерами тут бывает холодно.

Со всех четырёх сторон в комнату вели двойные двери, а на потолке крепилась массивная люстра со множеством свечей, устроивших на стенах теневой карнавал. Пол отражал всё вокруг.

Однако, отражение одной из фигур привлекало наибольшее внимание.

В самом центре комнаты стояла клетка, способная вместить в себя несколько человек. Но её содержимое выглядело стократ деморализующее. В дальнем углу клетки гневно озирался… оборотень.

Чудовище было семь футов в высоту, с тонкой бурой шерстью и длинной пастью, в которой сверкали два ряда острых зубов. Жёлтые глаза пылали ненавистью, а когти напоминали ножи, способные разорвать человека вклочья в считанные секунды. На Ксиро животное не обратило никакого внимания – оно сконцентрировалось на людях вокруг клетки, изо всех сил бьющих палками по решёткам и тыча в саму зверюгу, чтобы разжечь огонь его злости на полную. В ответ оно бросалось из угла в угол, пытаясь оторвать эти палки вместе с руками их владельцев.

Чуть дальше располагался Валет Мечей, наблюдая за происходящим. Было сложно определить чувства, укрывшиеся за его маской. – Итак, виновник торжества решил-таки к нам присоединиться.

Солдатня отошла чуть в сторону, когда один из них бросился к колесу, поднимающему решётчатую дверь в клетке – поднимать её вручную было делом крайне опасным для жизни.

Провожатые толкнули Ксиро ближе, чтобы тот оказался вплотную к решёткам. Они собирались толкнуть его в клетку как можно быстрее, чтобы зверь не успел выпрыгнуть из своего лежбища.
- Пожалуйста, не надо, - умолял Ксиро, вырываясь из их рук. – Не очень-то похоже на смерть мужчины.
- О, ну ты же не просто мужчина. Ты - Ксиро-не-Герой! И смерть, соответственно, у тебя должна быть не-геройская. Такая, чтоб с воплями и мольбами, не как у обычных людей. Потому что обычные люди не бросают вызов Валету Мечей. Но не переживай. Долго это не продлится. Открыть ворота!

Ксиро цеплялся, как мог, но безуспешно. Его затолкали внутрь, и клетка захлопнулась у него за спиной. Вирджил бросил между прутьями меч, который с беспомощным и безнадёжным лязгом запрыгал по полу. Удар захлопнувшейся железной двери прозвучал как колокол перед похоронами.
- Сегодня мы собрались в библиотеке, джентльмены. Это место создано для накопления идей великих мыслителей. Самое время пищи для размышлений.

Лёгким движением руки один из людей Валета привёл в действие механизм, поднимающий преграду между Ксиро и оборотнем.

Впервые животное сфокусировалось на несчастной жертве, насильно кинутой в клетку. Его чёрные губы приподнялись, освобождая вдохновляющий вид на сногсшибательную улыбку. Два раза глубоко прохрипев, чудовище издало оглушительный крик ярости.

Ксиро не двинулся с места. Меч так и остался нетронутым у его ног. Парень не смел оторвать взгляда от оборотня.
- Давай, парень! – крикнул кто-то из стражей, и Вирджил добавил, - Хоть притворись, что собираешься сражаться.

Ксиро проигнорировал их, продолжая неподвижно пялиться на противника. И вот, что удивительно, спина его была выпрямлена, плечи расправлены, в глазах не было и тени страха. Казалось, недавние побои исчезли без следа.

Оборотень рванул к нему, не оставляя путей к отступлению, не смотря на ширину клетки.

Но Ксиро даже не пытался увернуться. Ему и не нужно было.

В шести дюймах от потенциальной добычи оборотень остановился. Пылающий взор зверя ожил и изобразил то, чего раньше в этих глазах никогда не было – удивление. Ксиро улыбнулся.

Оборотень задрожал, переполненный ужасом. Как парализованный, он не двигался с места. То, что раньше было жутким воплем гнева, преобразовалось в скулёж наказанного щенка. Мгновение спустя на полу под ногами зверя образовалась жёлтая лужа…

Глаза наёмников расширились до размеров дна кружки – недоумение переросло в крайнюю степень. Что самое поразительное, даже Валет излучал неуверенность. Затем оборотень вернулся к прежнему состоянию, и все вокруг успокоились, ожидая, что зверь займётся своим делом и разорвёт жертву на части.

Этого не произошло.

Вместо этого, животное изо всех сил рвануло вперёд и с неистовой мощью врезалось в дверь, сорвав её с петель и освобождая путь к свободе.

Оборотень вырвался, со всей неутолимой жаждой крови, он набросился на ближайшего к нему наёмника, который не имел шансов среагировать на молниеносно опускающиеся к нему когти и клыки. Ксиро, тем временем, оставался в стороне, не выходя из клетки и наблюдая происходящее из-за железных прутьев.

Остальные окружили животное, обнажив мечи и ожидая выпада оборотня. Животное так и наровило порвать всех в клочья.
- Убейте его! – крикнул Валет, что было и без его приказов вполне очевидным.

Люди не отступали и, когда оборотень нападал, они были к этому готовы. Зверь пытался атаковать, размахивая когтями и клацая челюстями, но всё время нарывался на контр-выпад. Порыв оборотня начал утихать – он начал отступать, когда понял, что всякая попытка нападения оставляет шрамы на его шкуре. В течение считанных минут животное покрылось многочисленными рубцами, и его движения замедлились. Оно отступало, но раненный зверь таит в себе ещё большую опасность.
- Убейте его, сейчас же!

Наёмники стали наступать, окружая зверя, который продолжал хаотичные попытки ответить. Люди овладели ситуацией и готовы были прикончить противника.

Вирджил почуял свой шанс. На мгновение оборотень повернулся к нему спиной, и клинок Вирджила описал в воздухе дугу – с глухим ударом голова животного упала с плеч и покатилась к ногам своего убийцы.

Когда люди Валета, собравшиеся в плотное кольцо, издали торжественный возглас, раздался жуткий визг цепи, словно крик неупокоенного призрака… или огромной люстры, освободившейся от креплений.

Наёмники медленно подняли глаза вверх, наблюдая за тем, как необъятная свечница падала на них. Некоторые ребята погибли сразу от тяжести её веса, все остальные были порабощены её каркасом. Все, кроме Валета.

Лидер шагнул в сторону упавшей люстры, чтобы помочь уцелевшим выбраться, но всё происходило слишком быстро. Не успели пострадавшие оклематься от шока, как огонь упавших свечей целиком поглотил их, превращая во всеобщий костёр. Вышло так, что ребятам, погибшим от удара, повезло куда больше. Словно живые факелы люди заполыхали жарким пламенем, сопровождаемым жуткими воплями предсмертной агонии и тщетной волокитой в попытке потушить воспламенившиеся части тела.

Валет начал судорожно оглядываться в поисках того, что могло бы потушить огонь, но ничего подобного поблизости не было. Однако, в дальней части зала он заметил цепь, креплённую к стене – она служила для удерживания люстры на потолке. Подле неё стоял Ксиро, на лице которого смешались насмешка и  сочувствие, - Прошу прощения… я тут мимо пробегал и случайно задел эту штуковину. Всё так неудачно вышло. Хотя, с другой стороны, сегодня холодные ночи вас точно не побеспокоят.

Последние предсмертные крики принадлежали Вирджилу, голова которого, в конце-концов, запрокинулась, а глаза закатились… а потом и вовсе расплавились. Остальные давно уже были мертвы, и пламя с их тел быстро пробежало по полу и полезло по стенам.

Валет Мечей окинул взглядом преисподнюю вокруг себя, а затем пронзил взором Ксиро, который, на удивление, стоял абсолютно умиротворённый с мечом, готовым отразить любую атаку.

Валет безмолвно обернулся и побежал в другую сторону. Но там его вновь ждал Ксиро.

В глазах Валета нарисовалась высшая степень удивления, - Какого дьявола… - не дожидаясь ответа, он рванул в другом направлении, где его вновь ожидала фигура недавнего пленника с невозмутимостью в лице и смертью в глазах.
- Так, ты всё-таки Герой!
- Когда же вы люди прекратите нести эту чушь. Я настолько же Герой, насколько и ты, Валет Мечей. Прими это как данное, Валет, и я подарю тебе жизнь. – два быстрых рывка, и меч Ксиро воссиял в сантиметре от горла Валета. – Прими.

Валет молниеносно выхватил клинок из-за спины и произвёл выпад, который Ксиро парировал легко и непринуждённо. Это казалось обычной чередой везения, у парня не было ни опыта, ни стиля. Он обращался с мечом, как будто впервые его держал, и всё же невероятным образом все атаки Валета проводились вхолостую. Валет направил клинок прямо в голову Ксиро. Но и этот удар парень с лёгкостью отразил, схватив соперника за атакующую руку и корпусом развернув в другую сторону. Когда рука оппонента была в его распоряжении, он лёгким движением освободил Валета от оружия, заставив огромный меч зазвенеть от удара о пол.

Когда Валет дёрнулся, дабы поднять свой меч, в пространстве между ним и целью образовался короткий клинок Ксиро. Дыхание Валета уже сбилось и напоминало полу-кашель. – Нет. Быть того не может. Никто… никогда…
- Не побеждал тебя? Ты это хотел сказать? – закончил Ксиро. В голосе его звучала насмешливость, чего не отражалось, однако, на его лице. Ксиро опустил меч по направлении в пол, и начал медленно двигаться назад и вперёд по два шага, оставляя меч Валета разделительной чертой между соперниками. – Сейчас произойдёт одно из двух. Либо ты используешь последний шанс и скажешь, кто ты такой, тем самым спасая… возможно, спасая свою жизнь. Либо попытаешься поднять свой меч и вновь атаковать меня… в последний раз в своей жизни. Решай.

Валет стоял, будто вкопанный. Его взгляд был еле различим под маской, но желания браться за меч у него явно не было. – Хотя бы скажи мне, что ты есть. Если не Герой… то что?

И Ксиро улыбнулся, глаза его вспыхнули, показывая Валету ближайшее будущее. И Валет видел в них собственную смерть… и он видел правду.

Валет Мечей дал дёру, но голова Ксиро превратилась в осьминога и щупальцами стала отпугивать его из стороны в сторону, пока он не упёрся спиной в стену, раскинув руки по сторонам, не в силах унять дрожь в коленях.

Ксиро подошёл в упор и приказным тоном выпалил, - Сними маску, ничтожный самозванец. Сейчас же!

Лжевалет мгновенно выполнил приказ: он сорвал маску, не расстёгивая крепежей, и секундой позже она лежала на полу, лишенная прежнего величия и ужаса. Лицо, которое до этого под ней скрывалось, залилось белизной, безысходностью и страхом. Челюсть двигалась, но из уст не вырывалось ни звука. Всё, что самозванец смог из себя выдавить это приступ недоумения, - Ты… Ты же мертв…
- Очевидно, нет. Ибо я стою прямо перед тобой.

Словно не услышав того, что сказал Ксиро, обманщик еле выговорил, - Ты… ты истинный обладатель маски. Это ты. Оборотень, магия в крови, игра с правдой. Ты мог уничтожить нас в любое время. Ты… ты потешался над нами… всё это время… скрываясь под обликом простолюдина… не давая людям понять… что ты неуязвим…
- Без понятия, о чём ты там бормочешь, - спокойно сказал Ксиро, - Но я постараюсь разгадать эту загадку с самого начала, а именно с твоего имени. – не получив ответа сразу, Ксиро повысил тон, - С твоего имени, идиот!
- Фред! – выговорил несчастный, - Фред Бэрроу… я со своими друзьями…
- В смысле, с этими покойниками.
- Мы… нам в голову стукнула идея. Люди думали, что Валет умер, и что если я…
- Если ты войдёшь в его роль. Устроил тут себе маленький Рай, убеждённый, что можно просто так играться с именем Валета…
- Играться? Нет! Ты… ты не понимаешь!

Ксиро изобразил внимание, - Ну, так объясни мне.
- Для меня Валет Мечей был всем. Моим кумиром, многие годы. Годы!
- Неужели… - поинтересовался Ксиро. 

Фред резко кивнул, - Я слышал истории, когда был ещё ребёнком. Я… отец выучил меня читать, это был единственный способ узнать о Валете всё.  И я… я был мал. Слаб. Ничтожеством. Отец был пьяницей, бившим мою мать, пока она не покончила с собой. А потом он выбросил меня на улицу, где я должен был попрошайничать и… я отказался. Мне претила мысль о такой жизни, я повторял себе: «Валет Мечей никогда не стал бы просить».
- Это верно, не стал бы.
- И… - Фред прочистил горло, радуясь факту того, что всё ещё жив. – И воровать я тоже не хотел. Поэтому я просто подходил к людям и требовал отдать свои пожитки. «Отдавай деньги», говорил я им, «Мне они нужны больше».
- И как шли успехи?
- Чаще всего, никак. Редкий случай, когда получалось. Немало побоев я перенёс от тех, кто не желал терпеть моё нахальство. Это сделало меня сильным. Сделало крепким наёмником. Опасным. В конце концов, тело моё окрепло вместе с моими амбициями. Я собрал отряд разбойников. Мы совершали набеги на города, развлекались, как в голову взбредёт. Пока однажды…
- …не создали себе врагов. Более сильных врагов.

Фред вновь кивнул, - Нас поймала в ловушку Королевская Элита. Выжили только немногие мои ребята, но и нас разыскивали по всему королевству. Живыми или мёртвыми, причём второй вариант был предпочтительней. И я подумал… если мы должны быть мертвы, почему бы нам не стать таковыми, используя это, как собственное оружие. Стать мертвецом, чья репутация заставит молчать селения и города. И я стал тем, в кого уверовал так давно. Им, чей образ согревал меня в самые холодные ночи. Я стал Валетом Мечей. И я… - его голос прервался.
- Ты заставил бояться тех, кого боялся сам.

Фред свободно выдохнул, - Да, это так. Именно так. Ты… - он задержал дыхание, еле осмеливаясь спросить, - Теперь ты понимаешь?
- Вообще-то, да. Эти люди, эти… существа, - Ксиро говорил таким тоном, словно речь шла обо всём человечестве, - Невыносимые создания. Они и понятия не имеют, кто они.
- И кто же они? – обронил Фред.
- Ничто. И в этом весь парадокс. Если их жизнь не стоит и гроша, то им незачем цепляться за эту жизнь. Тем не менее… цепляются даже если шансов нет вовсе.
- Понимаю.
- А я понимаю тебя. – поддержал Ксиро, - И, коли быть до конца честным, ты прям как брат Валета Мечей.

По щекам Фреда потекли слёзы, - Прямо, как я мечтал. Спасибо. Спа…

Внезапно раздался громкий, ужасный и мучительный звук. Фред вздрогнул и опустил взгляд на клинок, разделивший его сердце надвое.
- Понимаю… но не прощаю. – Ксиро положил конец дискуссии, вынимая меч из груди соперника.

Фред безмолвно сполз по стене, оставляя на своём лице нечто смешанное: в чертах его одновременно сияло разочарование и чувство… гордости.

Под рёв пламени, жадно облизывающего стены, Ксиро направился прочь, оставляя дом Фреда Мечей его же похоронным костром.

***

Солнце, поднявшееся над рынком, упало на заплаканное ночью лицо Беатрис, и свечи доливали свои восковые слёзы за девушку.  Когда Беатрис услышала многочисленные вздохи за спиной и обернулась, челюсть её отвисла – посреди рынка стоял Ксиро, всё ещё в ссадинах и синяках от вчерашних избиений толпы, которая теперь не знала, что и делать: стоять и пялится на него в изумлении, или же отвернуться, скрывая собственный стыд. Утренние шум и движение города сменились тотальной тишиной.
- Тот человек, - наконец, голос Ксиро пробежался по улицам. – Не был Валетом Мечей. Его имя Фред, брат Валета. Вам следует поднять его обгоревшие останки из-под развалин спалённого здания, где он потчует на данный момент, и захоронить их с соответствующим надгробным камнем. Я не знаю, кто его друзья, но меня это ни капли не волнует. Доброго дня.
- Но… - Беатрис была единственной, кто осмелился приблизиться к нему. – Но… но что случилось? Где же… он мёртв? Ты говоришь, он мёртв?
- Да, мёртв. Все они мертвы. Вы свободны. Валет Мечей – всего-навсего мёртвый миф. Человек, державший вас в страхе, был ничем. И, если бы в вас нашлось хоть чуточку мужества, ничего бы этого не случилось.
- Как он умер? – поинтересовался один из жителей, а отец Беатрис спросил в свою очередь, - Ты убил его?
- Доброго дня. – заключил Ксиро, не отвечая ни на один из вопросов.

Он безмолвно повернулся и направился к выходу из города. Не успел он проделать и половину пути, как услышал мягкие шаги за спиной. Не требовалось оборачиваться, чтобы узнать в этой мягкой поступи Беатрис. – Возьми меня с собой, - просьба прозвучала прерывисто из-за сбитого дыхания.
- Ты понятия не имеешь, чего просишь.
- Нет, имею! Я знаю, что это будет трудная, опасная жизнь, но я хочу быть с тобой. Хочу быть женщиной Героя. Я всегда знала, кто ты есть на самом деле, и говорила об этом неоднократно.
- Да уж, говорила. – он взял её за руку. – Слушай меня внимательно, дитя. Ты никуда со мной не пойдёшь, и останешься здесь. Ты выйдешь замуж или нет, на своё усмотрение, и приемлешь дело отца раньше, чем намеревалась, так как лёгкие его черны, а кончина близка.
- Он… что? – девушка выглядела, как подбитая птаха – милая, раненная и беспомощная. – О чём ты…
- И ты останешься в этом маленьком ничтожном городишке, состаришься и, в конечном счёте, умрёшь. А имя твоё вскоре забудется теми немногими, кто его когда-либо знал. И я собираюсь приложить все усилия, чтобы забыть его как можно скорее.
- Я… - голос её задрожал, но тут же воспрял вновь, - Я понимаю, зачем ты говоришь все эти ужасные вещи. Ты боишься за меня и пытаешься оградить меня от опасности, заставляя остаться здесь.
- Запомни, дитя: Альбион лишён безопасных мест. Опасность придёт, и, даже если ты сумеешь выстоять под натиском её наступающей тени, всё дальнейшее тебя не обрадует.

Беатрис не желала слушать ни слова, - Нет. Я отказываюсь верить в это. А знаешь почему?
- Нет, - пробормотал Ксиро наскучившим тоном. – Почему?
- Потому, что всегда найдётся Герой, вроде тебя, готовый бороться до конца.

Ксиро подошёл к девушке ближе, чем когда-либо, почти в упор, и со словами из его уст, как из тёмного портала бесконечности, в её разум начали проникать чёрные пауки:
- Я не Герой.

И крик ужаса поселился в ней навечно.

Конец