FG
Fable: Russian Community

Fable: Валет Мечей (страница 1)
Оглавление
Следующая страница

- Он должен быть мёртв.
- Как он здесь оказался? Почему он здесь?
- Почему он выбрал это место?
- Есть ли у нас то, что он мог возжелать?
- И почему именно мы?
- Какими грехами заслужили мы подобное? Чем прогневали великого Аво,  коли оказались в тени, отброшенной… этим порождением Дьявола?
- Почему он жив? Почему он и приспешники его снизошли к нам? И найдётся ли тот, кто осмелится противостоять им? Где наш Герой?

Все эти вопросы мольбою возносились к опустевшим небесам и оставались без ответа. Боги отвернулись.

Мы остались одни, без надежды на спасение. Одни… здесь, в Страннолесье.

Страннолесье – это небольшой скромный городишко, который мог стать чем-то великим, будь у него чуть больше времени. Посевные поля всегда богаты на урожай, что сделало местный рынок идеальным местом для торговли свежими овощами, фруктами и изделиями ручной работы.

Люди здесь отличаются крайней простотой, скромностью и ненавязчивым суеверием. Сердца их настолько горячи, что смыслом жизни каждого человека всегда была забота о ближнем. Идеальный уголок, созданный для обретения семьи и оплодотворения бизнеса.
По крайней мере, так было… так было тогда. А что же теперь?

Рассвет истории Альбиона принёс времена постоянных сражений с силами всеобъемлющей тьмы. Времена, когда почва содрогалась от поступи Героев, а воздух гремел раскатами магии.

Времена «Fable».

***

Первое, что поразило Ксиро – непроходимость здешних дорог.

Он представлял себе Страннолесье, как процветающий городок, а жители процветающих городков обычно не чураются прибирать за собой. Для них важно содержать дороги, ведущие в их город, в надлежащем состоянии. В конце концов, Альбион кишел путешественниками, у которых не было большей радости, чем дать волю ногам и брести по дорогам неведомо куда. И если жители города желают сделать своё пристанище привлекательным для странников, в первую очередь, следует позаботиться о привлекательности пригородных дорог, от чего зависит первое впечатление. Кому захочется попасть в город, в который попасть невозможно?

Ксиро пришлось переступать через опавшие сучья деревьев, лиственные барханы, скатившиеся с гор каменные глыбы, которые смешались по воле постоянных ливней. Последнюю неделю дожди лили не прекращаясь преобразовав всё вокруг в море грязи. Грязи из древесных обломков и переломленных зарослей. Листва покрывалом застилала лужи и ямы, скрывая тем самым опасные "ловушки", и в один из моментов Ксиро чуть не подвернул лодыжку, поскользнувшись о влажную кучу.

В многочисленных проблемах переходного возраста нет ничего необычного, что касается и передвижения. Конечности молодого человека растут с нелепым стремлением, словно в соревновательной манере: какая часть вырастет больше. Доходит до того, что подростку приходится ожидать, пока руки и ноги выяснят между собой отношения.

Ксиро не был подростком. И всё же, в свои двадцать лет, он только начинал изучать мир. Его лицо имело угловатые, слегка измученные черты лица с ноткой необъяснимого шарма. Ведь мир, который он стремился познать, в глубоких глазах до наивности доверчивого парня был наполнен очарованием, и он желал внести в себя всё его великолепие.

«Да, неуютненько…» - сказал он, не решившись самостоятельно разбирать этот кавардак. Вместо этого, парень аккуратно ступил по обломкам, дабы не поскользнуться о грязь.

И вдруг, он заметил что-то в этой слякоти. Он тихонько подошёл поближе с целью изучить странные отметины на почве. Это были следы, оставленные кем-то побольше обычного человека… кем-то покогтистее. Точно, не человек. Зверь?

«Да,» - подытожил Ксиро, - «Кто ещё, если не зверь?»

Окончательно убедившись в своей правоте, он встал, слегка хлопнув по рукояти короткого меча, который ждал дела на левом бедре своего владельца; иначе тот был бы безоружен. Сосед клинка, кошелёк, выглядел довольно исхудавшим и небогатым на монету. Казалось, непослушные волосы Ксиро жили своей независимой жизнью, прививая хозяину привычку смахивать с глаз настырные пряди, которые через мгновения всё равно возвращались обратно.

Он продолжил путь, и перед ним стали появляться таблички с, мягко говоря, деморализующим содержанием: «город закрыт», «чужаки не в почёте», «эпидемия чумы», «дороги не безопасны», «проваливай, коли жизнь дорога».

Ксиро не останавливался, пока не наткнулся на табличку, которую он прочёл вслух: «Кто-то здесь самоубийца, видать».

Он продолжил свою поступь сквозь тонкие ветви и неумело вырытую траншею и, наконец, достиг входа в город. Улочки, которые должны были  утопать в потоке местных жителей, оказались относительно пустыми. Лишь свора мальчишек подбежала с протянутыми к нему дрожащими руками, в ожидании подати… эти изголодавшиеся глаза, эти умоляющие лица. Сначала приблизился только один, затем, как обычно бывает, детворы набежала целая толпа, захлестнувшая путника волной со всех сторон, словно кто-то раскрошил хлеб над муравейником. «Монету, сэр!» - вымолвил один, а за ним завопили остальные – просьбам пожертвовать хоть что-нибудь не было конца.
- Деньги, вам? – Ксиро опешил, - Вашим семьям?
- Нет, сэр! – ответил самый мелкий, парнишка с облезающей кожей и неприятным прыщом на губе.
- Кому тогда?
- Ему.
- Ему, это кому?
- Ему. – старший из парней нервно оглянулся по сторонам, будто это местоимение могло стоить ему головы. – Тот, кто пришёл со своей свитой и изменил всё вокруг. Тот, кто… - Его голос задрожал и перешёл на тихий шёпот, - …тот, кто умер, но не мёртв.
- Не думаю, что такое возможно.  – медленно выговорил Ксиро. – В смысле, я слыхал о подобных тварях. Довольно мерзкие создания, по всем параметрам. Пустотелые, так их зовут. Но они все…
- Нет, «умер, но не мёртв» по-другому.
- Что ж, в таком случае…
- Мы не произносим его имени вслух. – вступил другой ребёнок. – Потому что его люди, или, что ещё хуже, он сам может услышать это и… и убить нас за подобную дерзость.
- Довольно, необычно. – заключил Ксиро. – Но вот что… - он наклонился поближе к мальцу и сказал. - Если пташка шепнёт мне на ушко, так, чтобы остальные её не услышали… пташка улетит обратно с монеткой в клюве.

Убедившись всесторонним взглядом, что вокруг нет "опасных" ушей, парень наклонился ближе и шепнул так, что Ксиро еле услышал, - «Валет Мечей».

Дети всполошились, услышав треклятое имя, когда Ксиро встал в полный рост и поинтересовался, - Простите, кто?

Ответом явились ошарашенные вздохи и взгляды, словно ошеломлённые столь редким невежеством. – Как можно о нём не знать? – вопрошал старший парень, видимо, лидер этой "банды".
- А я должен?
- Он легендарен! – вспыхнул парнишка, - Говорят, он живёт уже тысячи лет! Что он – обладатель неукротимой силы! Говорят, что он может быть всем, чем только пожелает! Что он не жив и не мёртв! Говорят, он – воплощение вселенского зла!
- Кажется, в ваших краях слишком много говорят.
- Ты – Герой? – спросил младший, на что остальные ответили взглядами, полными надежд. – Ты здесь, чтобы освободить наш город?
- Что? Я – Герой?!. О, боги, нет. – Ксиро ответил поспешно. – Нет, кто угодно, но не герой. Дети были явно разочарованы:
- Тогда кто же ты?
- По ремеслу? Я – учитель.
- А… - по тому, как дети переглянулись между собой, было ясно: это их не убедило. – Ты обучаешь фермерству?
- Нет, я преподаю уроки жизни.
- Тогда заработать здесь тебе  не удастся. Учителям, здесь, в любом случае, не рады.
- Да неужели? – брови Ксиро приподнялись, и он оглянулся назад. – А как же наука? Лингвистика? Философия? Это, кстати, моя первоочередная стезя. Я учитель по ремеслу, но в душе я - философ. – с шутливой гордостью он приподнял подбородок к верху.

Дети обменялись озадаченными взорами, и старший спросил, - Ты, что, маг… или типа того?
- Не совсем, - Ксиро ухмыльнулся, - Скорее, человек, познающий мир и делающий из сего абиссальные выводы. Или же просто задающийся вопросами, на которые сложно получить ответ.
- Например, как уничтожить Валета Мечей? – младший заинтересовался, - У тебя меч.
- Это? – Ксиро хлопнул по эфесу, - Это так, для виду. Любой философ-пацифист не тронется в путь, не имея хотя бы наглядной защиты. И всё же… поясните мне суть дела. Этот самый «Валет… Кто-то Там» расположился где-то неподалёку?

Все дети одновременно закивали, а старший добавил, - Он пришёл шесть месяцев назад, с небольшой армией последователей.
- Армией?
- Да, армией головорезов и наёмников. – парень завязал рассказ. – Как минимум, десятеро. Они прибыли в город глубокой ночью, и это было, словно, явление из старинных легенд. Все думали, что Валет мёртв, но нет. Он был огромен, с душеистезающей маской в виде живого черепа. На спине его был закреплён клинок, который не поднял бы сильнейший из людей... – по мере того, как парень описывал меч, в памяти Ксиро всплыл Меч Вечности, о котором слагалось столько мифов. Мальчонка, тем временем, продолжал, - И со своими людьми, со своим войском…
- Войском из десяти людей? – усомнился Ксиро, - Это бандой сложно назвать, не то, что армией.
- Большего ему и не требовалось. Его люди лишь играли роль спутников. Валет Мечей, сам по себе – армия.
- А, ну, это многое объясняет…
- Он сказал старшинам города, что мир считает его мёртвым, и он желает сему остаться неизменным. Если кто-либо из горожан выдаст его присутствие или позволит безнаказанно проболтаться ближнему, этот человек умрёт. Таким образом, все прибывшие в Страннолесье, не могут покинуть город, а любая попытка карается смертью.
- И это всё? Жители не воспротивились?
- Естественно! – возгласил старший, и все закивали в поддержку. – Это ж Валет Мечей! Какой идиот осмелится пискнуть в его присутствии?

Ксиро всё стало ясно. Он развернулся на каблуках своих сапог и направился туда, откуда пришёл.

Детвора тут же с криками понеслась за ним, умоляя не делать столь ужасную, глупую и необоснованную ошибку. Ксиро игнорировал их, словно желая смерти. Они преследовали его до самой окраины города, пока Ксиро не наткнулся на некое препятствие. Он поднял взгляд выше… и ещё выше.

На пути у него стоял здоровенный мужик. Грудью диаметром с добрую бочку и снаряжённый в кожаные доспехи, он игриво похлопывал свой меч.
- Когда я входил, тебя здесь не было… - приметил Ксиро.
- Почему же, был. Просто гляделки тебя подвели.
- Я, по всей видимости, был довольно неосмотрителен. Ошибся, признаю. Не мог бы ты сделать полшажка в сторонку?
-  Вообще-то, не мог бы. – мужчина отвечал с театральным сочувствием, однако, актёр из него был никудышный. – Надеюсь, тебя это не удручает. Мы предпочитаем, чтобы приезжие оставались здесь надолго. На очень-очень долго.

Ксиро учёл это. – Что ж, эм-м… благодарю за предложение. С моей стороны было бы глупо отказывать…
- В точку. – подытожил бегемот.

Ксиро обернулся к детям, в душе так и не убедившись в своих намерениях остаться в Страннолесье, задал не особо оригинальный вопрос, - Итак… где у вас здесь желудок набить можно?
- На рынке! – хором ответила ребятня.

Они изо всех сил пытались быть полезными, что не удивляло странника. Им просто нечем было занять своё время, так что пришествие незнакомца обеспечило их хоть какой-то деятельностью.

По всей видимости, через город вела одна единственная дорога, и даже она выглядела здорово измусоленной. Ксиро неоднократно споткнулся о её канавы и выступы. Вдоль всего пути расстилались небольшие домишки, большинство из которых нуждалось в срочном ремонте, коли владели ими всё ещё городские, а не шайка приезжих головорезов. Ксиро чувствовал на себе многочисленные взгляды людей, выглядывающих из своих скромных жилищ. В глазах их мелькало нечто неопределённое: думали ли они, откуда пришёл этот незнакомец; или же сочувствовали путнику, пришедшему испытать на себе невыносимую жизнь, к которой они уже привыкли.

Ксиро, так же, натолкнулся на некоторых прохожих, одаривших его точно такими же взглядами. Однако, никто не спросил незнакомца, что он здесь забыл. Может, они стеснялись спросить, а, может, им было вовсе наплевать. В любом случае, Ксиро это устраивало – настроения на болтовню особо не было.

Он угодил в капкан. В капкан с гравировкой "Валет Мечей".

Перейти к странице 2