FG
База знаний о Fable

Песня пяти ветров (глава 14, страница 1)
Оглавление
Предыдущая глава
Следующая страница
Следующая глава

Совет

"Предвидеть - значит управлять" - Паскаль Блез.

Утро выдалось свежим. Над домами столицы поднимался серый дым, медленно тающий в голубизне неба. Под лучами рассветного солнца белые улицы медленно заполнялись людьми. Горожане лениво выползали из своих домов, озираясь по сторонам, словно сонные звери. Где-то в глубинах Анкароса звонили колокола, вторящие крикам глашатаев.

Он шел вдоль Тележной улицы, окидывая взглядом дома с круглыми крышами и острыми башнями, которые сияли на солнце, будто выбеленные кости огромного чудовища. Несмотря на ранний час, по каменистым мостовым, нависающими над водными каналами, ходило множество людей. Их лица, еще заспанные, выражали слабое волнение, которое, однако, возрастало с каждым часом. С прошлой недели в столице говорили только о королевском совете, который неумолимо приближался, делаясь похожим на огромную волну, идущую с моря. И вот этот миг настал. Два дня назад в городе начали появляться ярмарочные ряды, барды и шуты выходили на улицы, примеряя пестрые колпаки и разукрашенные маски. Повозки и телеги стали украшаться куклами и яркими лентами. Цветные лоскуты, отбрасывая пятнистые тени на каменистые улицы, были натянуты между домами. Улица Динариев желтела знаменами Юга, улица Кубков зеленела стягами Востока, мост Жезлов зардел тканями Запада, а площадь Мечей окрасилась в синий от гербов Севера. Город походил на исполинский белый барабан, доверху набитый разноцветным шелком.

Он никогда не понимал всей этой праздничной суеты. Летняя жара давно отступила, и последний день Плодородия выдался прохладным. Ветер шелестел в ветвях деревьев, растущих повсюду, раскачивая пожухшие осенние листья. Жонглеры и циркачи ежились в легких одеждах и завистливо смотрели на других горожан.

Рынки засветло заполнились торговцами, и теперь он слышал их голоса, жужжащие пчелиным роем. Он знал, что стоит в полдень появится среди купеческих рядов, и выбраться оттуда уже будет невозможно. Толпа, эта вязкая однородная масса, жадными глазами смотрящая на товары, не выпускает из своего потока никого, кто смог туда попасть. В праздничные же дни она становилась похожа на громадную змею, заглатывающую каждого, кто...

Мимо прогромыхала телега, прервав ход его мыслей. Нос уловил терпкий запах лошадиного пота и масляной смазки для колес. Ветер трепал яркие ленты, делая их похожими на языки пламени, объявшего повозку.

Возница что-то раздраженно крикнул и умчался вперед, щелкнув кнутом по взмыленным спинам бурых лошадей. Деревянные колеса с толстыми спицами застучали по каменистой дороге.
"Четыре колеса... - подумал он. - Всего четыре. А где же..."

Тут его глаза выцепили среди белых стен приземистый дом с невысокой башенкой, скрытый в тени раскидистой липы. Цветные стекла на солнце играли веселыми бликами, падающими на мостовую. Вместо вывески над порогом висело тележное колесо.

Двери дома были распахнуты настежь. На верхней деревянной ступеньке стояла юная девушка с волосами такими рыжими, что казалось, будто по ее голове струится живое пламя. Она была довольно красивой, хотя ее простое лицо, украшенное только здоровым румянцем, сразу выдавало в ней жительницу одной из тех мелких деревушек, что приткнулись к стенам столицы, словно испуганные дети к поясу матери.
-Здравствуй, Молли. - кивнул он, входя под сводчатую арку. Она застенчиво улыбнулась в ответ, а потом по-девичьи кротко отвернулась, будто устыдившись своего лица.

Он только усмехнулся.
Внутри дома было жарко. От истопленного очага шло тепло, серой дымкой растекаясь под сводами крыши. У круглых столиков сидели пьянчуги, давно потерявшие счет времени. Кроме них, внутри находились несколько заезжих торговцев с тугими мешками за спиной. У дальней стены, за карточным столом, сидел сдающий в бархатной шляпе с потрепанной колодой в руках, высокий мужчина в черной накидке, бард в синем и какой-то низкий лысый мужчина в кожаном жилете, время от времени делающий глоток из большой глиняной кружки. Они играли в чёрное звено.

Он окинул зал скучающим взглядом. "Неужели еще рано?" - всплыла в голове тревожная мысль.
-Эй, Джефф!

Он обернулся. У стойки, украшенной резьбой, похожей на морские волны, стоял коренастый мужчина с черными усами, свисающими до подбородка.
-Трен. - улыбнулся он. Если трактирщик здесь, значит, самое время. Он прошел между скамей и направился к стойке. Хозяин таверны лениво потянулся и хлопнул толстую бочку, что стояла за его спиной, по обручу.
-Хочешь пива? - хриплым басом спросил старый моряк. - Скоро появятся великие князья, и тогда уж от пьяниц не будет отбоя. Ходят тут, надираются, как хоббы, а потом орут на весь трактир свои песни. Я бы их выгнал, да только пока они платят. А коли золото само идет в кошель, отказываться - гневить Аво.

Он согласно кивнул. Пусть жители столицы никогда не бывали в нужде, лишнее золото значительно облегчало жизнь.
-Понимаю. - ответил Джефф. - Но я не выпить пришел. Монго еще не заходил?

Трен расхохотался, открывая ряд желтоватых зубов.
-На прошлой неделе был здесь. Напился так, что Беннису пришлось тащить его домой на спине. У тебя весёлый друг, Джефф.

Он улыбнулся, а трактирщик продолжал.
-Ну, еще вчера вечером забрел. Сказал, чтобы ты его подождал, если задержится.

Наконец-то. Трен всегда был веселым и общительным, но иногда Джеффу казалось, что болтливый язык старика вообще не умеет говорить по делу. Он захотел выйти, чтобы подождать Монго на улице, но голос трактирщика остановил его.
-Останься. С полудня в городе будет не протолкнуться, а у меня всегда тише, чем где-то еще. Монго все равно будет искать тебя здесь. Я налью тебе сколько хочешь, ты же знаешь. А вон те парни...

Он указал в сторону картежника и других игроков.
-...сидят здесь со вчерашнего дня. Постоянно шутят, пьют и играют. Веселые такие, но странные. Советую к ним подсесть. Попытай удачу, а Бет пока что-нибудь приготовит. Что ты хочешь?

Он усмехнулся. Есть и вправду хотелось.
-Хлеба. А еще пару жареных рыбешек. И налей немного светлого пива.

Трен кивнул и позвал жену. Она была кухаркой в "Пятом колесе", и долгое стояние у печки ее потрепало. Еще не очень старая, она всегда выглядела усталой, но, как и муж, любила поболтать и с постояльцам была веселой и милой женщиной.
Трактирщик пересказал ей заказ Джеффа, и тот приблизился к игорному столу. Сидящие за ним люди были веселы, их лица раскраснелись от пива. Они что-то негромко обсуждали.
-...не надо быть мудрецом, чтобы понять это. - произнёс мужчина в черной накидке и широкой шляпе с красным пером.

Бард сделал глоток из кружки и возразил.
-Ты ошибаешься, Дальен. Ни в одной балладе не поется о том, что делают герои после победы над злом. Они просто становятся великими, и все.

Картежник расхохотался.
-Не думаю, что они вообще что-то делают. Слоняются небось по миру, ищут себе приключения, а не найдя, умирают со скуки.

Мужчина в черном отозвался.
-Ты прав, Фильд. Не каждый может привыкнуть к обычной жизни после великих подвигов. Но погодите... Кажется, у нас гость.

Джефф удивился. Незнакомец как-то заметил его, хотя и сидел к нему спиной.
Игроки повернули лица в его сторону.
-Сэры... - чуть поклонился Джефф. - Я жду тут своего друга. Не знаю, когда он появится, но пока его здесь нет, можно я к вам присоединюсь?

Компания за столом несколько оживилась, а лицо картежника просветлело, будто он предвкушал будущий выигрыш.
-Конечно, юный господин. - приветливо улыбнулся мужчина в черном, пододвигая стул. Джефф сел, положил на стол ставку в пять монет и тут же получил в руки три карты. Они были потрепанные, шершавые и теплые от множества прикосновений.

Лица карточных вельмож приветливо и чуть надменно уставились на него. Королева червей в лёгкой парчовой накидке, король треф в тусклой короне и золоченым топориком за спиной, и пиковый валет в темно-красном берете и гладкой белой маске.

Он слегка улыбнулся. Такой хороший расклад сулил ему быстрый выигрыш.
-Еще? - мягко спросил сдающий. Джеффу показалось, что слышит затаенную надежду в его голосе.
-Нет. - разом ответили остальные.

Он качнул головой, выражая отказ, и увидел, как карты других игроков ложатся на стол. Джефф не смог сдержать смеха. Все карты были мелкими. Двойки, тройки и шестерки разных мастей. Бард, сдающий и лысый мужчина с досадой сделали по глотку из своих кружек.
-Что ж, сэры... - обратился Джефф к игрокам, показывая свои карты. - Кажется, я выиграл.

Он протянул руку к горстке монет, лежащей на столе, но голос мужчины в шляпе с пером остановил его.
-Ты слишком уверен в себе, юный господин.

Карты заиграли в его руках. Три короля улыбались, будто насмехаясь над остальными игроками.

Монеты, ведомые рукой мужчины, соскользнули со стола в кожаный кошель на поясе победителя.
-Хобб бы тебя побрал, Дальен! - с раздражением ругнулся сдающий. В ответ на удивленный взгляд Джеффа картежник обернулся и с досадой объяснил.
-Этот человек точно продал Скорму душу, парень. Сколько раз мы играем с ним в карты, столько же раз он выходит победителем. Не знаю, сколько золота еще влезет в его кошель, но пока он не заполнится до краев, этот засранец не намерен проигрывать.

В ответ мужчина лишь улыбнулся. Бард вдруг заговорил:
-Меня, к слову, зовут Темминс. Тед Темминс. Этот разгневанный сдающий - Фильд, наш колдун-победитель - Дальен, а это...

Тут он указал рукой на лысого человека в кожаном жилете, до сей поры молчавшего.
-Я Дук. Фертин Дук. - с ухмылкой перебил он. - Я тут недавно, приехал поглазеть на великих князей с самой Баратеи. Живу тут уже второй день и пью на деньги вот этого господина.

Толстый палец Дука направился в сторону Дальена. Тот слегка качнул головой.
-Не знаю, где он берет золото, но я уже наел и напил у него столько монет, что даже Эдмунд Грей обнищал бы после такого. Да что там Грей - лорд Кейрон продал бы свой замок вместе со всеми землями, чтобы оплатить мои долги!

Игроки расхохотались, а лысый весельчак, сделав большой глоток, продолжал:
-Фильд говаривает, что Дальен душу Скорму за карточную удачу заложил, да только это не так. В картах он просто великий обманщик, тут уж не сомневайтесь. Да и не продавал он Скорму ничего. Он его наверняка облапошил, и все подземные закрома с самоцветами к рукам прибрал. Да и еще рога нечистому обломал, уж я-то знаю!

Картежники вновь разразились громким смехом, а молчавший до сих пор Дальен ответил:
-Я вижу, вы тут все считаете мне черным магом. А у меня куда большие подозрения вызывает наш гость, который до сих пор не назвал своего имени.

Джефф не смутился и с улыбкой протянул мужчине руку.
-Мое имя Джефф, сэр. Я дубильщик кож, и жду здесь своего друга Монго. Надеюсь, теперь ваши подозрения исчезли.
-Джефф... - протянул Дальен, словно пробуя на вкус чужеземное вино. Немного помешкал, но все же пожал юноше руку, а затем заметил: - Будь осторожен, Джефф-дубильщик кож, и не нарушай закон. Наш король не любит преступников.

С этими словами он показал всем червонного короля. Карта была старой, через нее пролегала глубокая вмятина, на лице короля становясь похожей на уродливый шрам.

Вдруг ловкие пальцы Дальена крутанули карту, повернув ее синей рубашкой в сторону игроков.
-Вы считаете меня колдуном? Вот вам тогда маленькое колдовство.

Сказав это, он на мгновение закрыл карту ладонью, а когда открыл вновь, на лицах людей, сидящих за столом, застыло удивление, смешанное с непониманием.
Дальен держал в руках все ту же карту. Только вместо бородатого короля на ней изогнул рот, насмехаясь над всеми, пепельный череп в жуткой короне, похожей на торчащие кости. Вместо золоченого топорика за спиной мертвеца пристроилась изогнутая коса. Внизу жирными буквами чернело: "Смерть".
Видя замешательство и недоумение игроков, "колдун" расхохотался. Он убрал жуткую карту в сторону, открывая настоящего короля, скрытого под ней.
-Кажется, вы удивились? Не стоило. Это гадальная карта.

Он улыбнулся и достал из-под тяжелого плаща увесистую колоду. Длинные пальцы начали быстро перелистывать карты, а губы Дальена бормотали:
-Отшельник, Вор, Маг, Император... Вот и Висельник. А за ним - Смерть...

С этими словами он убрал черного скелета в колоду.
-Да, обвести вас вокруг пальца очень просто. Чтобы не заметить превращение короля в жнеца с косой, нужно обладать бараньей глупостью!

Джефф понимал, что Дальен шутит, но что-то внутри него сжалось от этих слов. Он почувствовал в них скрытую, неясную издевку. Ответить он не смог: снаружи послышался шум. Джефф повернул голову к двери и увидел, как по улице бегут люди. Кузнецы, торговцы, гончары и даже монахи - все куда-то спешили. Стуку их сапог о камни мостовой вторили мерные удары медного колокола.

Вдруг в таверну ворвался какой-то чернявый мальчишка и закричал:
-Эй, вы! Хватит пить! Великий князь прибыл!

***

Ренгард открыл глаза. Синие лучи света медленно затухали, уползая вглубь каменных стражей. Тело его болело, голова кружилась. Ощущение действительности возвращалось медленно, словно рассвет после долгой ночи. Лицо повелителя Севера побледнело, с него стекал холодный пот. Ослабевшие ноги подламывались, его бил озноб. Содержимое желудка рвалось наружу.

Рыцари рядом выглядели не лучше. Они смотрели на мир вокруг невидящим взглядом, их глаза помутнели. Олис смотрелся хуже всех. Его руки чуть подрагивали, зрачки беспокойно бегали из стороны в сторону, будто пытаясь понять, где они находятся.

Лорда волновал тот же вопрос. Темная пелена перед глазами исчезала медленно, понемногу открывая мир. Ренгард увидел, что стоит на том же каменном возвышении в кольце бледных рыцарей. Вокруг он слышал перешептывания, но не понимал, откуда они исходят.

Наконец слепота расступилась. Взору великого князя предстала широкая площадь, мощеная белым камнем. Он со своими воинами стоял в самой середине этого места в окружении пестрой толпы. Мужчины, женщины, дети и старики с восхищением смотрели на Ренгарда, не понимая, как повелитель Севера попал в город.
Лорд огляделся. Площадь со всех сторон окружали дома с маленькими двориками. Черепичные крыши из светлой глины играли солнечными бликами, слепя глаза своим блеском. Таверны, лавки купцов, амбары, рынки, голубятни и склады занимали всю землю, будто налезая друг на друга. Здания разделялись узкими дорогами, от которых отползали кривые переулки, скрытые тенью широких крыш.

Огромный мост Жезлов, перекинутый через зеленые воды Стрелы, впадающей в Бурное море, заканчивался у исполинского храма Аво с синим куполом, украшенным мозаикой, тремя золотыми колоколами и цветным стеклом.

Великая башня алхимиков, изукрашенная серпантиновыми узорами, возвышалась над улицей Кубков. Взгляд невольно останавливался на ней, чтобы оценить столь искусную работу мастеров, создавших эту обитель. Белый камень, из которого она была выстроена, заполнялся рунами и гербами Архона, а многие рисунки можно было рассматривать часами. Над сводчатой аркой крыши поднималась вверх тонкая струйка черного дыма, бегущего от жаровень.

Возле воды вытянулись полосы причалов, и высокие суда заполняли порт. Ренгард заметил среди ярких парусов синие знамена Севера, и узнал в них торговые корабли и рыбацкие галеи с устья Железных Вод. Рабочие разгружали товар из Алиндора, Булагана и излучин Багрянца .

Вверх по пристани стояли военные суда, крытые черной смолой и дубом. Их мощные крючья, спущенные в воду, покрылись зеленой порослью, а якорные цепи покачивались на волнах.

И над всеми крышами, куполами и мачтами высился Сияющий Замок. Пять огромных белых башен с черными шпилями поднимались так высоко над городом, что прорезали облака. Виднелись крытые галереи, перекинутые через сады прямо к светлым стенам, залы, сводчатые арки и разноцветные витражи. Над железными крышами башен реяли золотые спирали на белом поле, то раздуваясь, то опускаясь вниз.

К замку вела только дорога, крытая круглыми камнями. Она уходила вдаль, петляя в лабиринтах белых улиц. Вперед, на сколько было видно глазу, простирались только высокие дома. Великий князь, еще неуверенно пошатываясь, попытался спуститься вниз, но тут вдалеке протяжно завыл рог.

Ренгард поднял глаза на толпу, все еще с трепетом взирающую на гостя столицы. Он увидел, как из людской массы, высоко поднимая над собой стяги с белыми львами, отделилась дюжина всадников. Их чешуйчатые доспехи, покрытые серебряной эмалью, сияли яркими перевязками. Белые плащи покрывали плечи, золоченые кольчуги под нагрудниками блестели своими кольцами. На широких поясах висели длинные мечи в кожаных ножнах.

Всадники вели под уздцы восемь черных жеребцов, запряженных серебристыми сбруями. Синие попоны, шитые белыми нитями, свисали с конских тел, слегка покачиваясь на ветру.

Завидя всадников, толпа с почтением расступалась. Копыта стучали по гладким камням площади, наездники приближались. Они уже подъехали к передним рядам людей, окружающих возвышение, и Ренгард мог разглядеть их лица.

Одиннадцать из всадников скрывали свои головы под раздвоенными шлемами, однако по проглядывающим щетинам князь понял, что воины уже не молоды. Двенадцатый из них, с горящей спиралью на нагруднике, ехал, не скрывая лица. Его седые волосы спадали на спину, острая борода доставала груди. Прямые скулы, выдающийся вперед подбородок, гордый взгляд зеленых глаз и сеть глубоких морщин говорили о силе и опытности этого старика. Вместо меча прямо к седлу его коня был привязан огромный молот с перламутровой рукоятью. Темное навершие, украшенное аметистами, клонилось к земле, тяготя лошадь. Животное ехало медленно, но другие всадники не пытались его обогнать, почтительно оставаясь позади.

Наконец колонна добралась до наместника и его людей. Старый воин, поклонившись, заговорил:
-Его Величество приветствует Вас, милорд, в Сияющем Городе. Мы рыцари Белого Двора. Именем короля нам приказано проводить вас в замок, где состоится великий совет.

Ренгард сделал шаг в сторону незнакомца и ответил:
-Я принимаю вашу помощь. Мои люди лишены сил, им нужен отдых. Но прежде мне хотелось бы узнать ваше имя, сир. Я вижу, вы прославленный рыцарь, раз люди с таким трепетом смотрят вас ваш молот. Это о многом мне говорит, но я хочу услышать ответ из ваших уст.

Старый воин, выпрямившись в седле, посмотрел лорду в глаза и проговорил, плохо скрывая гордость:
-Мое имя вы могли слышать от отца, милорд. Я сир Муррен, коронный рыцарь Анкароса, Баратеи и Белых Хребтов.

***

Когда ему подали коня и помогли взобраться в седло, князь почувствовал, что на них обращены глаза всего города. Ренгард ехал рядом с Мурреном, слишком усталый, чтобы о чем-то спрашивать.

Когда, окруженные стражей, они добрались до Сияющего Замка, решетка в стене была поднята, а огромные кованые ворота распахнуты. Шумный город остался позади, и в роще, окружающей королевскую башню, царила тишина, изредка прерываемая криками птиц. Дул свежий ветер, отгонявший жару, но глаза рябило от солнечных бликов, играющих на белоснежных стенах, и лорд пожелал быстрее спешиться, чтобы попасть внутрь, в спасительную тень.
Рыцари оставили своих коней за стеной. Их провели по длинной галерее прямо к широкой резной двери, за которой оказался круглый зал и узловатая лестница, ведущая наверх.
-Там вас ждут гостевые покои. - сказал Муррен наместнику, указывая рукой на каменные ступени. - Мы проводим ваших людей в чертог слуг, где они смогут отдохнуть.

Король хочет видеть вас в добром здравии, милорд, а потому вы можете поспать, чтобы восстановить силы. Совет состоится через три часа. Если вам что-то понадобится, достаточно позвонить в серебряный колокольчик, что стоит в вашей комнате.

Ренгард кивнул, и рыцари вышли из башни, оставляя его наедине. Он провел взглядом по круглым стенам, укодящим ввысь, и, тяжело ступая, поднялся наверх. Лишенный сил после тяжелого перемещения, он хотел лишь забыться сном, не думая о грядущем совете.

Его покои были богато украшены. Тяжелый стол из красного дерева с белым пером и чернильницей стоял в середине комнаты. Левее устроилась широкая кровать с красным покрывалом и ширмой, приставленной рядом. Стены, заставленные книжными шкафами с резьбой в виде сказочных зверей. Танцующие под изогнутой луной нимфы, парящие над морем сирены, поющие у огня пересмешники - все они сияли на просмоленной поверхности.

Из прозрачного окна открывался вид на дворцовые сады. Однако сейчас лорда мало волновали вековые дубы и вишневые рощи.

Он устал. Появление в столице было тяжелым и изнурительным. Отец с детства готовил Ренгарда к тому, что однажды ему придется обратиться к силе, текущей в его крови. Воля, так он называл ее. Сам правитель Севера нередко показывал сыну, как из руки струится зеленый поток света. Этот свет, как говорил отец, есть в каждом, кто родился от королевского семени. Чтобы научить сына использовать Волю, он нашел мастера по имени Суховей. Князь все еще помнил худой силуэт старца, его глубокие морщины и редкие седые волосы. От учителя пахло пылью и лавандой - запах одной из тех мазей от боли в ногах. Ренгард с неприязнью думал о наставнике. Его руки - сухие и грубые, - слишком часто дарили наместнику подзатыльники за невнимательность. Правда, Экорджу доставалось больше. Брат ненавидел учебу, и часто сбегал с занятий.

Суховей носил свободную мягкую мантию, обвешанную тубусами и свитками. Он рассказывал Ренгарду о звёздах, о том, что земля имеет форму сферы и парит по невидимой линии в черной бесконечности среди таких же сфер. Обучал он и географии, разворачивая перед будущим лордом пожелтевшие карты. Он говорил, что Альбион - лишь часть большого круга земель. На востоке, за горами, лежало странное королевство - Самарканд. Южная его часть была сплошь покрыта песком и называлась Черной Долиной. Там жили жестокие племена, не знающие о королях, лордах и признающие только силу. На западе от Альбиона раскинулась великая Империя, не имевшая названия. На юге... Там была Аврора, земля холодных ночей и жарких дней. Север же занимали Пустоши, откуда, как говорят, начинала свои владения великая Ледяная Империя, жившая задолго до появления первых людей.

Ренгард старался учиться прилежно, но одной из наук он никак не мог овладеть. Это было учение о Воле. Старик Суховей не был от крови Архона, и потому использовал силу так же, как и прочие мастера - через заклинания и древние книги. Однако скупые заклятия наставника все равно оказывались сильнее ничтожных попыток маленького наместника исторгнуть зеленое пламя. Лишь перемещением Ренгард овладел достаточно хорошо, чтобы в один миг попадать за пределы замка. Однако после каждого такого явления Воли он был истощен и спал целые сутки. И хоть сейчас он уже не был ребенком, в неуверенности взывающим к своей крови, тело его все равно болело, и он чувствовал, что сейчас упадет на пол.

Пришлось последовать совету сира Муррена. Скинув с себя плащ, Ренгард лег в кровать. Матрас оказался удивительно мягким и свежим, будто был только что сшит. Еще немного посмотрев на качающиеся ветви деревьев за окном, наместник уснул.

Его разбудил настойчивый стук в дверь. Ренгард резко сел в кровати, не понимая, где находится. В окно все так же светило солнце, и лучи его не были красными, как при закате.

Чья-то рука вновь забарабанила в дверь, и юный голос спросил:
-Милорд, вы позволите мне войти? Королевский совет скоро начнется.

Значит, совет он не проспал.
-Войди. - ответил князь, вставая с ложа.

Тяжелая деревянная дверь распахнулась, и в комнату вошел совсем молодой юноша, почти мальчик. Он был одет в ало-синий дублет, шитый золотыми нитями. На голове слуги пестрел яркий берет с белым пером.
-Меня зовут Сайрил, я дворцовый паж. Вы позволите?..

Он указал на меховой плащ и тяжелую одежду Ренгарда, висящую на ширме.

Лорд кивнул, и юноша, аккуратно сложив вещи, взял их в руки, а наместнику подал свежую просторную одежду, шитую из темно-синего бархата.
-В городе теплее, чем на Севере, милорд. - улыбнулся паж. - Ваши меха удивительно хороши, но в них здесь будет жарко.

И впрямь. Пока Ренгард под защитой стражи ехал по улицам столицы, с него сошло семь потов. Приняв вещи, князь отошел за ширму и переоделся. Накидка снова напомнила ему о мантии старого учителя, которая, однако, была сшита из дубленой кожи и овечьего меха.

Юноша в это время поставил на стол деревянный поднос, на котором расположился глубокий кубок из червленого золота, наполненный вином, ароматный черный хлеб и поджаренный ломтик свинины.
-Думаю, вам следует поесть перед встречей с иными лордами и Его Величеством.

Ренгард повернулся к слуге.
-Другие лорды? Они уже в городе?
-Давно в городе, милорд. Князь Диневал прибыл сразу за вами, наместник Кейрон - после него, а повелитель островов, лорд Вайленд, явился последним. Забавно. Ведь в таком порядке рождались и первые дети короля. Сначала был лорд Фергал, первый наместник Севера, потом...

Ренгард остановил юношу движением руки.
-Достаточно. Я только проснулся, и не расположен к истории. Но благодарю за еду.

Наместник сел за стол и, наколов мясо на серебряную вилку, принялся жевать. Поджареная корочка хрустела под его зубами, мягкая свинина пускала сладкий сок. Прожевав мясо и откусив горячего хлеба, Ренгард отпил вина. Оно оказалось сладким и слегка терпким, с душистым запахом вишни.
-Надеюсь, вашему повару хорошо платят. - с улыбкой сказал князь. Сон и еда делали свое дело - силы и ясность ума возвращались к лорду.

Слуга засмеялся.
-Он получает достаточно, чтобы отрастить брюхо до самой земли!

Лорд улыбнулся шире, но все же достал из кошеля на поясе пять монет и положил на поднос.
-Он не зря получает свои деньги. Передай ему это золото и мою благодарность.

Юноша кивнул.
-Сколько осталось времени? - спросил Ренгард, взглянув на окно.
-Полчаса.

Князь встал, прошелся по комнате и заговорил:
-Раз уж у меня еще столько времени, может расскажешь, чего стоит ждать о Его Величества?

Паж поклонился и ответил:
-Милорд, король запретил говорить о совете даже со своими детьми. Он хочет, чтобы все оставалось в тайне.
-Детьми? Принцы будут присутствовать?
-Да, милорд. И принцесса.
-Это... странно.

Ренгард задумался. Чего хочет король, собирая в одном зале всех своих потомков? Или...
-А лорд Силнер уже прибыл в город?

При упоминании повелителя Стального Утеса слуга смутился.
-Князь трех башен не был призван королём.

Лорд задумался еще сильнее. Конечно, владыки Утёса вели свой род от измены, которую совершил Великий Архон когда-то. В те времена он был женат на леди Лиассе, и его четвертый сын уже получил в надел острова Запада. Тогда король отправился на Крючий Берег, и нашел там маленькое поселение, выстроенное монахами в далекие времена, когда Королевство быстро разросталось. Там Архон встретил девушку столь прекрасную, что забыл о своей семье. Многие говорили, что она была ведьмой. Проведя с ней ночь, король зачал сына. Но наутро он вспомнил о жене и горько обо всем пожалел. Его любовница потребовала замок и титул для сына, и Архон, этот величайший среди великих, не смог ей отказать. Так появились башни Стального Утеса, а незаконорожденный ребенок стал лордом.
-Значит, государь решил забыть о греховном семени... Удивительно.

Слуга вдруг оживился.
-Греховном? Да... Да, о грехе вы можете поговорить. На совете, думаю, придется часто вспоминать об этом.

Ренгард недоуменно посмотрел на пажа.
-Среди вас будет монах. - понизив голос, быстро заговорил юноша. - Вордам Атис. Это страшный человек, милорд. О нем столько говорят... Три лета назад он появился при дворе, и с тех пор постоянно шепчет королю свои темные предсказания. Многие говорят, что Великий Архон уже стал марионеткой в руках этого старика. Я видел его, милорд. У него плохой взгляд, тяжелый такой, колдовской. Его у нас называют святым демоном.

Князь вопросительно посмотрел на слугу. Тот, оглянувшись на дверь, будто кто-то мог их слышать, зашептал:
-Говорят, что он даже читать не умеет, но король его во всем слушается. Монах этот только притворяется, что служит Аво. Мне кухарка рассказывала, что когда он молодой был, от его рук вода в храмовой купели чернела. Как вы думаете, правда это?

Продолжение главы