FG
База знаний о Fable

 
Большая игра Валета Мечей (часть 2)

Автор - Dementor Key. В оригинале опубликована в Секретах игры Fable.

Разговаривая о смысле художественного произведения, состоящего из нескольких частей, всегда ищите совпадения и аналогии. И хотя сами по себе они не являются аргументом, их мысленаводящая ценность все равно велика.

Если мы попытаемся найти аналог Арене в играх серии Fable, то далеко нам ходить не придется. Бойня из второй части полностью соответствует нашим требованиям, и даже ее создание было возрождением традиций старого Альбиона, когда люди платили деньги, чтобы посмотреть на расчленёнку. Единственной примечательной деталью, отличающей Бойню от её легендарной предшественницы, является приз для побидетеля: вкупе со значительной денежной суммой он получает должность в армии лорда Люциана, главного антагониста Fable 2. То есть, вся разница между Ареной и Бойней состоит в том, что в первой главгад дарит чемпионам печать, а во второй - место в своем войске. А если я вам скажу, что никакой разницы нет, и тех, кто сражается на Арене, ждёт та же участь?

Да, ребят, вы не ослышались. Я считаю, что каждый, кто выходит на Арену, становится частью армии Джека. Но если во второй части человеку нужно выжить, чтобы примкнуть к негодяю, то в первой ему нужно умереть.

***

«Эта ветхая книга была написана белогорским историком и авантюристом Ревером, но на одной из чистых страниц в начале видна недавно сделанная неровным почерком Жнеца надпись: "Этот древний том содержит единственное известное мне описание Призывающих. Их появление в наше время весьма неожиданно. Они должны были истаять с веками так же, как я. Видимо, еще какая-то сила вернула их в этот мир…".

ПРИЗЫВАЮЩИЕ

Могучие воины, поднятые из мертвых силой темной магии. Старинные источники упоминают об их способности призывать в бою тварей из потустороннего мира. Однако современные исследователи (те немногие, кому удалось выжить) опровергают это мнение. Тем не менее, за призывающими сохраняется их название, а также репутация самых могучих существ нашего края. Особенно выделяются они своим владением молниями».

***

Достаточно эпичная вставка текста из игры, или стоило усилить драматизм? Выделите два момента из этой справки:

1) Призывающие владеют молниями.

2) Призывающие - это мертвые воины, поднятые силой темной магии.

Да, дорогие читатели, вот она, вся суть моей теории: я уверен в том, что погибшие в неоправданно сложных испытаниях Арены люди потом уносятся в укромный подвал (или лабораторию, как вам угодно), где наш распорядитель в алом плаще и белой маске препарирует их и изучает, определяя годность или негодность на роль призывающих. Они лежат там грудами в ожидании своего часа и гниют. Те, что разлагаются до такой степени, что уже не представляют ценности, вероятно, сжигаются, и сбор биоматерила продолжается параллельно с поиском рецепта для создания призывающих. Именно сбором тел для своей будущей армии Джек занимался всё то время, которое он сам определяет как "долгие годы разлуки", и именно в создании завода по поставке этого материала заключался его план при вступлении в ряды соратников Ностро.

То, что Валет искал секрет создания призывающих задолго до того, как его убил Курощуп, неоспоримо: в игре есть квест "Темнолесское озеро", в котором наш герой вместе с Браэр Роуз запечатывают портал, открытый миньонами Джека. Через портал в Альбион лезет то, что в будущем станет, вероятно, первым призывающим. Однако это - всего лишь бестелесный призрак, тень, не способная ни сражаться, ни выпускать молнии. Для истинной мощи духу нужно тело, а их, как мы уже выяснили, полно в подземельях Арены. Косвенным подтверждением этого является задание, в котором должны отыскать душу чемпионов. И как же всё-таки удобно, что все они находятся в одном месте! А вы никогда не думали, почему? Призраки в мире Fable - реальны, но все, абсолютно все из них бродят там, где покоятся их тела. Дух Аманды живёт в подвале Греев, призрак Ностро - на Великом Кладбище, душа Скарлет Роуб - у ее могилы в Оуквэйле. Мертвецы уходят далеко от своих могил только за тем, чтобы завершить какое-то дело, но при этом их всегда видно (пират с Оуквэйльского побережья, Сэм и Макс, ушедшие в Горелесье для последнего веселья). Духи Арены невидимы, они ничего не ищут и ничего не хотят, но при этом живут именно там, в круге из песка и крови, а точнее - под ним. Именно в этом заключается главная тайна Арены, ее самый темный секрет. Место для увеселения толпы на протяжении веков готовит армию, которая эту толпу уничтожит.

Если вас это шокирует (хотя это наверняка не так), то не спешите. У меня для вас припасено нечто куда более значимое, чем секретная лаборатория по штамповке элитной нежити, ведь даже если смотреть на историю в таком ключе, важность Оракула и Северных Пустошей для Валета не становится более понятной. Ее может объяснить другой персонаж, но тоже женщина, и тоже из дома Грей.

Да-да, мы снова возвращаемся к Эльвире (я же обещал). Помните, в первой части я упомянул, что Валет склонил её к сестроубийству не по злобе душевной, но исходя из самых практичных убеждений? Так вот, настало время эти убеждения раскрыть, хотя самые умные из вас и так уже все поняли. Конечно, Джеку был необходим компромат. Эльвира, на счастье, оказалась политиком весьма посредственным и действовала по принципу "Хапай больше, пока народ не точит вилы". Если бы в один из дней явился легендарный герой и объявил всему городу, что их мэр - преступница, ее бы разорвали уже на закате. Но у Валета было больше, чем пустые слова: он имел доказательства. С таким набором на руках он представлял для власти и жизни леди Грей серьезную угрозу, и к сожалению, ей хватило ума, чтобы это понять. Почему к сожалению? Потому что, возможно, было бы намного лучше, прояви Эльвира немного самодурства. Джек тотчас выдал бы её народу, а заодно лишился бы огромного рычага власти, и многие беды, быть может, удалось бы оттянуть. Но мэр была осторожна и следовала его указаниям, а потому смогла прожить ещё много приятных лет.

Вы вообще когда-нибудь задумывались, насколько глубоко Валет въелся в политическую систему Альбиона? Наш Джек из тени контролировал главу Гильдии Героев (а это на тот момент самая мощная и уважаемая армия в Альбионе) и мэра Бауэрстоуна, самого крупного и богатого города, власть которого распространялась, по сути, на весь материк. И не надо сейчас криков про самостоятельный Оуквэйл, торговые городки и Баргейтскую Крепость. Всё это - фикция, иллюзорная независимость. По факту, Бауэрстоун был столицей Альбиона задолго до того, как его сделал таковым Воробушек. Только столица эта была негласная.

Посудите сами: вся стража на материке подчиняется бауэрстоунскому шерифу. Да, не удивляйтесь: стражники в стандартной синей форме - это бауэрские стражники, и отчёт они несут перед своим мэром. У всех остальных регионов форма другая (в Нотхоул Глейд она красная, и в магазинах Fable Anniversary она носит название именно этой деревни. Именно в красном ходят стандартные стражи в Ведьмином Лесу, а в черном - на Крючьему Берегу. Синий цвет используется только на материке, и только в Бауэрстоуне имеется начальник этой стражи). Именно этот бауэрский шериф прибудет в конце-концов на защиту торгового лагеря в Холмовом Поле, если напасть на него в квесте "Бойня". Следовательно, власть этого города распространяется по крайней мере до ворот Оуквэйла, но и там, поверьте, она не заканчивается. Вас никогда не удивляло, что в Оуквэйле нет своего шерифа? Кто отвечает за защиту города от опасностей? Кого винить в случае, скажем, нападения разбойников и глобального пожара? Чувствуете, куда я клоню?

Всё верно. Я обвиняю леди Грей и ее армию в резне, случившейся когда-то в Дубовом Доле. Вы никогда не пытались отыскать среди трупов убитых горожан в начале игры тела стражников? Не пытайтесь, все равно не найдете. Их там попросту нет, и это, согласитесь, странно. Для защиты палаточного лагеря с десятком торгашей (всё та же "Бойня") Бауэрстоун прилагает все усилия, но для обороны большого города с какой-никакой инфраструктурой его стражники не делают ровным счётом ничего. Не могли? Или не хотели?

Я предполагаю, что между Оуквэйлом и Бауэрстоуном существовал договор, по которому северный город защищал южный, а тот, в свою очередь, давал северному еду, ведь у самого Бауэрстоуна с сельским хозяйством явные проблемы. Я также убежден, что до становления леди Грей мэром, этот договор никогда не нарушался и был весьма выгоден для обеих сторон. Но в ту ночь, когда Дубовый Дол горел, стражники имели особый приказ. Самое меньшее, что они могли сделать - уплыть, когда началась бойня, однако в то время Оуквэйл не имел развитых торговых отношений и даже собственной пристани у него не было. Поэтому я предполагаю, что стража принимала в резне самое прямое участие. Потом, конечно, леди Грей заботливо приняла беженцев (вроде родителей той девочки, что искала своего медвежонка), оставаясь вне подозрений, но я не зря упомянул здесь то, что в Оуквэйле до нападения не было даже пристани. Так вот, после восстановления она у него появилась, как и тесные торговые связи с Бауэрстоуном, то есть леди Грей получила новый рынок сбыта. Весьма выгодно, не находите? Кстати, ещё один забавный момент: если вы в задании по поиску её пропавшего ожерелья не сразу отправитесь в Оуквэйл, а расскажете мэру о том, что украшение там, она прямо скажет, что могла бы "спалить эту жалкую деревню дотла, но это испортит репутацию".

Конечно, все это она придумала не сама. Валет использовал ее, чтобы разобраться со стражей. Однако, как мне кажется, ее функция была обширнее. Я думаю, разбойникам тоже платила она (по аналогии с ассасином, которому платила Магадлена), к тому же потом, в игре, мы увидим, как она делает это снова. Но об этом позже.

Сейчас нам нужно вспомнить, куда ещё распространялось влияние Бауэрстоуна и его мэра лично. Помните, было такое местечко на севере Альбиона, весьма мрачное и с высокими стенами? Конечно, я говорю о Баргейтской темнице, и тут объяснять долго не буду, все и так очевидно. Стражники тюрьмы носят мундиры с изображением весов, весы нарисованы на стенах их казармы (весы - герб Бауэрстоуна, он выбит на воротах города, его носит на своей шляпе шериф), комендант крепости влюблён в леди Грей и пишет стихи в её честь, а Валета Мечей в замке называют хозяином:

"И про магию можешь забыть. Хозяин наложил тут парочку заклинаний, так что все эти ваши штучки геройские тут не работают."

В общем, да, Баргейт полностью подконтролен Эльвире и Джеку, а для последнего тюрьма вообще представляет собой стратегически важный пункт, как и Арена.

Понимаете, в чем дело. Призывающих Валет стругал у себя на Арене, и ритуал проводил в Темнолесье, но при этом нашли их не в Альбионе, а в Северных Пустошах. Сделать их там после смерти по изученной технологии он не мог, потому что его дух был заперт за Бронзовыми Вратами и, по сути, весь наш поиск душ - это ключ к его свободе. То есть, он каким-то образом переправлял призывающих в Пустоши (даже не пытаясь при этом использовать их на материке, кстати) ещё до того, как был бесславно убит в Палате Судеб.

"Но позвольте! - скажут многие. - Единственный способ попасть в Пустоши - это корабль-призрак, а его у Джека никогда не было!"

Верно. Но именно здесь вступает в игру Баргейт. Поймите, что единственная проблема в путешествии так далеко на север - это то, что его не вынесут люди. Лютый холод тех мест может преодолеть только команда мертвецов да, может быть, Герой вроде Курощупа или Жнеца. Так, погодите. Жнец. Он же как-то попал в Пустоши, верно? Напоминаю, что порталы там не работали, и он их не активировал. При этом, Врата с огненным сердцем он, разумеется, не вскрывал. Значит, попасть на Север всё-таки вазможно, имея достаточную физическую подготовку (считай - будучи полубогом с магией и сверхсилой)?

Да, возможно. И как же всё-таки удачно сложилось, что Валет - не человек, и ему плевать на холод, голод и необходимость в сне. Если вы взгляните на карту Альбиона, то увидите, что Баргейт - самая северная точка цивилизации, дальше только голые заснеженные островки. Идеальное место, чтобы тайно ото всех посылать через море корабль за кораблем. Кто был на корабле командой? А миньоны ему на что? Эти машины вполне способны выносить такие низкие температуры, они не знают усталости и способны даже обряд провести, если нужно. Не думаю, что грести веслами - это большая проблема для них.

На возможный вопрос, почему бы тогда не переправить мертвецов с Крючьего Берега, отвечаю: этот остров находился вне зоны влияния Валета. Ему бы пришлось неплохо так спалиться, посылая корабли сначала туда, потом активируя портал, делая Берег доступным для любого Героя, да и попасть оттуда можно лишь к Затерянной Бухте на юге Пустошей. Из нее прямая дорога к Белогорью, а по всему материку, напомню, может бродить Жнец, который раскроет всю контору. Намного удобнее потратить больше времени на путешествие, но попасть в укрытую от чужих глаз восточную часть Пустошей и там уже разместить гарнизон призывающих. (Продолжение).

Материал сайта fablegame.info, при копировании обязательно указание ссылки на источник.