FG
База знаний о Fable

 
Большая игра Валета Мечей

Автор - Dementor Key. В оригинале опубликована в Секретах игры Fable.

Главный антагонист первой Fable в основном подкупает людей своей загадочностью и личной харизмой, однако там, где начинаются хитроумные замыслы и витиеватые интриги, наш демон-в-крутой-маске обычно... Ну, плох. От некоторых я даже слышал определение "тупой", так вот. До недавнего времени я и сам придерживался мнения, что какого-то грандиозного плана у Валета в игре не было, однако, перепройдя от безделья первую часть, внезапно обнаружил подсказки и намеки, которых не замечал раньше. Сложив обнаруженные мною факты с некоторыми моментами из официального канона, я пришел к выводу, что большая игра в игре (гы) всё-таки присутствует, вот только началась она намного раньше, чем открывающая кат-сцена. Итак, протяните руки те, кто готов отправиться в мир неподтвержденных теорий и моего СПГС, и давайте уже начнём.

***

Прежде всего стоит пояснить, что навело меня на мысль о глобальном замысле Джека, берущем начало задолго до событий основной игры. Здесь сыграли свою роль две локации: Арена и Северные Пустоши. Начнем с последних.

Во-первых, мне всегда казался странным диалог Мэйза и Жнеца в самом начале обучения Героя в Гильдии. Помните, как там было?

"Расстояние не имеет значения. Оракул должен быть защищен. Знаки слишком очевидны, чтобы их игнорировать, а Северные Пустоши слишком долго были отрезаны от Гильдии."

Меня всегда волновало, почему так торопится Жнец и о каких очевидных знаках, указывающих на угрозу Оракулу, он говорит. И почему Мэйз так старается отговорить его от путешествия?

Ну, последнее-то как раз легко понять, скажут многие. Мэйз ведь предатель, так? Так, и в этом главная проблема.

Дело в том, что Жнец давно подозревал своего начальника (а несмотря на возраст и масштаб деяний Жнеца-Архона он остаётся всего лишь самым уважаемым, но далеко не самым главным из Героев) в измене. Подозревал настолько, что уничтожил свою Печать сразу по прибытию в Пустоши, не активировав даже местные порталы. А вы должны понимать, что утрата Печати в таком месте (вкупе с бесполезными порталами) - это не просто отсутствие возможности мило поболтать с Наставником. Это полная изоляция от мира, добровольное изгнание, на которое Жнец пошел ради... Чего?

Я хочу, чтобы вы осознали одну вещь: если наш Архон на пенсии догадывался о предательстве Мэйза, то он должен был знать, в чью именно пользу их предали и на чьей стороне теперь верховный маг Гильдии. То есть, он должен был знать о темной сущности Джека, а в то время о ней не знал никто. Человека в маске считали таинственным, жутким, но всё-таки благородным Героем. Его приветствовали бурными овациями, в его честь возводили памятники (если говорить о вкусовщине, то именно это меня впервые и зацепило в его образе). И не надо сейчас говорить о том, что Жнец изначально знал всю правду, потому что уже побеждал Валета: нет, не знал и не побеждал. Суд Трёх сразил Уильям Блэк, создатель Древнего Королевства, а в Жнеце после исторжения скверны обратно в Бездну и сотен лет в одиночестве не осталось никаких воспоминаний о прошлой жизни и он, по сути, стал другим человеком. Даже Оракул подтверждает это, говоря, что старик уже очень многое успел забыть.

Что же из этого следует? А хотя бы то, что Жнец, прекрасно осознавая, что в самом сердце Гильдии зреет предательство, а враг вот-вот готов показать лицо... просто сбегает. Более того, он уничтожает любую возможность призвать его в случае опасности и отрезает себе все пути к возвращению. Не очень-то по-геройски, не находите? Неужели какие-то знаки на далёком севере были важнее прямой угрозы на самом материке?

Это возвращает нас к вопросу о том, почему Мэйз так рьяно отговаривал Жнеца от путешествия, хотя в его положении было бы куда выгоднее отослать опасного противника куда подальше и радоваться жизни. Более того, существовала вероятность слежки за Жнецом через Печать, а это значит, что для Мэйза (читай - для Валета) Пустоши представляли огромную ценность. Да, именно огромную, потому что туда отправился Жнец, прекрасно знающий о том, что и Ключ, и Меч Веков, и Места Средоточия находятся на материке, но при этом все равно выбравший защиту Оракула.

Но важно помнить и о том, что Жнец был весьма удивлен возрождению Джека. Значит, он отправился на север, махнув рукой на возможность измены и даже не зная, с чем именно ему предстоит столкнуться. То есть очевидные знаки угрозы, о которых он говорил, были настолько устрашающими, что превосходили в его понимании угрозу, исходящую от Валета. Но что это были за знаки? И почему Пустоши интересовали Джека уже тогда, когда он охотился за Мечом Вечности и Местами Силы? Он что, знал, что ему предстоит смерть? Или же на севере он искал нечто большее, чем новое тело?

Для ответа на эти вопросы обратимся к другой локации, заинтересовавшей меня, а именно - к Арене. Перепройдя игру, я заметил, что в ней несколько раз упоминаются некие "тёмные тайны", которыми Арена набита под завязку. Сначала это делает Тереза после битвы с Два-Ножа. Она говорит:

"Я тебя видела, братик. В круге из песка и крови, на Арене, полной секретов."

Позже о загадках этого места может спеть бард, но в контексте истории о Джеке. Дословной цитаты не приведу, но это будет что-то вроде "среди секретов Арены демон скрывался". И вот вопрос: а о каких, собственно, секретах идёт речь? Нет, Арена конечно крутая, но представляет из себя именно то, о чем вы думаете, услышав слово "арена". Это место для зрелищ, ставок, ценных призов и вечной славы для победителя, но не более того. Тем не менее, в моей теории именно Арена и ее предполагаемые тайны играют ключевую роль, а потому располагайтесь поудобнее, ведь нам предстоит путешествие на пару сотен лет назад, во дни, когда эта самая Арена была воздвигнута.

Как известно, основал данное место жестоких расправ на потеху толпе тот же человек, что стоял у истоков Гильдии - Ностро, на момент первой части пребывающий в виде рыцаря-нежити. Изначально Арена создавалась как место для разрешения конфликтов среди Героев, но потом, как и все проекты Ностро, опошлилась и деградировала до обычной мясорубки, на которой распорядители Арены получали огромный доход. Упадок произошел уже при жизни легендарного воина, потому что Ностро, несмотря на всю свою силу и энтузиазм, легко поддавался чужому влиянию и страдал теми же пороками, что и Роберт Баратеон из "Игры Престолов" (кстати, между ними не мало общего): похоть, алкоголизм и излишнее геройство. Камнем преткновения в его жизни стала куртизанка по имени Магдалена, в которую он влюбился настолько, что выполнял все ее прихоти, и общий упадок первого состава Гильдии, как и коммерциализацию Арену, связывают именно с ее влиянием. Простыми словами, эта шлюха испортила дело всей жизни Ностро с помощью своих неуемных амбиций. Можно предположить, что именно она придумала брать деньги за места на Арене, устраивать бои с чудовищами, принимать ставки - в общем, сделала всё, чтобы место дуэлей, призванное разрешить спор двух Героев, превратилось в кровавый балаган. Но скажите, какова вероятность, что она действовала самостоятельно?

Дальше начинаются исключительно мои догадки, основанные на внутренней логике и сюжетных параллелях, однако, как мне кажется, от истины я далёк не буду.

Смотрите. Магдалена никогда не была случайной девкой из борделя. Используя свои связи с Ностро и накопленные во время жизни с ним богатства, она основала дом Греев и получила власть над Бауэрстоуном. С её потомками в лице Эльвиры и Аманды Грей мы имели возможность познакомиться в первой части Fable. И именно на параллели с Эльвирой и Амандой я бы хотел построить свои предложения относительно их прабабки Магдалены.

Надеюсь, все здесь помнят, что Эльвира, известная как леди Грей, убила свою старшую сестру, чтобы получить власть над городом. Но куда меньше людей знает, что идея о таком поступке пришла в ее красивую голову на из пустоты - вернее, именно оттуда она и пришла. Если говорить точнее, из Бездны, если ещё точнее - лично от Валета Мечей (как завернул, а?). Об этом напрямую говорится в ее дневнике, который можно найти в старом доме Греев. Помните?

«Я, Эльвира Грей, отныне зовущаяся леди Грей, стала совершеннолетней и, наконец, обрела власть, к которой стремилась. Этот день стал поворотным в судьбе дома Грей, он положил конец слабости, нерешительности и жалости. Глядя назад, я сожалею лишь о напрасно потраченном времени. Я хотела бы, чтобы посланец в маске, чьи слова открыли мне глаза, явился раньше. Сегодня я покину этот дом и начну все с начала. Бауэрстоун сочтет свою новую правительницу потрясающей женщиной…».

Джек, конечно, нашептал Эльвире на ушко не ради любви к старому доброму ультранасилию. Он преследовал вполне практичные цели, но к ним мы ещё вернёмся. Сейчас я хочу, чтобы вы увидели общую картину: женщина из семьи Грей убивает близкого человека по совету Джека, чтобы обрести власть над Бауэрстоуном. Мне кажется, или это идеально ложится в конву истории о Магдалене и Ностро?

Напоминаю знающим и объясняю незнающим канон людям: Ностро, несмотря на весь свой доблестно-рыцарский образ, умер весьма бесславно, и потому-то его душа осталась неупокоенной: его отравил ассасин. Мы не знаем о той эпохе очень многое, и у Ностро за всю его жизнь наверняка скопилось немало врагов, но всё-таки мне кажется, что убийцу наняла именно Магдалена, причем на полученное с Арены золото. Дело в том, что в контексте известных нам фактов она - единственный человек, который получил от смерти основателя Гильдии выгоду. За время совместной с ним жизни она накопила много полезных знакомств и денег, но под конец Ностро начал ей только мешать. Он состарился, обрюзг и совершенно не плодоносил. Уверен, о собственном маленьком королевстве Магдалена мечтала всегда, но будучи рядом с Ностро, она не могла его получить. Для основания правящей династии нужны дети, а он не мог ей их дать. К тому же, даже в случае успешной беременности ей пришлось бы стать его женой и уступить ему власть над желанным городом, навсегда оставшись на вторых ролях, а этого она явно не хотела. Так что, как мне окажется, Магдалена заказала Ностро, перед этим выжав из связи с ним все, что могло ей пригодиться. Но я так же уверен в том, что, как и в случае с Эльвирой, эту благую мысль ей подсказал Валет.

Причин так думать у меня много. И дело тут не только в природной несообразительности женщин из дома Грей (Аманда и впрямь была наивной дурочкой, а Эльвире, не смотря на всю ее желчь и неуёмные амбиции, потребовался целый Джек-из-Тени, чтобы сложить два и два и понять, что с живой сестрой ей мэром не стать).

Для понимания стоит отметить, что Валет, вероятно, был одним из первых Героев, примкнувших к Ностро (часы в Парке, установленные в память о храбрости Валета в кровавой битве за урожай, произошедшей, скорее всего, во времена предгильдейского хаоса, указывают на то, что он помогал людям ещё до того, как Герои объединились). Вообще, вся структура Гильдии, как мне кажется, отлично отражена во время церемонии выпуска Курощупа. Помните? Там присутствует Наставник, обучающий юные дарования, Мэйз, управляющий делами Гильдии, и Громобой, сильнейший из Героев, "первый меч", если можно так выразиться. Так вот мне кажется, что такой порядок пошел ещё со времён основания, только роль учителя тогда выполнял Жнец, начальника - Ностро, а сильнейшего из сильнейших - Джек с его "силой десятерых Героев".

Но зачем Валету сначала примыкать к Ностро, а потом убеждать его возлюбленную убить воина? Ответ может быть только один: потому что ему так выгодно. Он помогал Ностро, пока тот был ему полезен и играл свою роль, но как только он превратился в обузу, Джек его прикончил, причем чужими руками. Если бы ассасина поймали, он указал бы на Магдалену как на заказчицу, а настоящий инициатор остался вне подозрений (запомните этот пункт, он важный). Так какую роль должен был играть Ностро, в чем была его польза?

В Арене. Да, вот так просто. Все, что требовалось от Ностро - построить место для массовых убийств. Я уверен, что саму идею для Арены подсказал именно Валет, имея на неё свои виды. Со временем, когда Магдалена испортила это славное творение архитектуры, превратив его в настоящую машину по поставке трупов, Джек, как мне кажется, занял место распорядителя поединков. Это логично, ведь он единственный (подчёркиваю - единственный, даже Ностро не смог), кто прошел все раунды подряд (весьма вероятно, что он сам их и придумал), и всегда оставался сильнейшим из Героев. Место управляющего Ареной осталось за ним навсегда, и фраза, которую он произносит при первом своем появлении: "Я вернулся! После долгих лет разлуки, Джек-из-Тени снова с вами!" - ложь. Он никуда не исчезал и ниоткуда не возвращался. Он жил на Арене и тайно управлял ее делами, потому что ради ее создания он вообще примкнул к Гильдии, и именно он - это ключ к ее темным тайнам. Вернее, всего к одной, очень важной тайне, которая объясняет нам, для чего были нужны ему Северные Пустоши.

Скорее всего, вы заметили, как часто я в этой статье назвал Арену мясорубкой и местом для поставки трупов. Это не мое желание избежать тавтологии, а вполне осознанное решение, потому что именно поставка трупов - цель, ради которой Валет и придумал Арену. Подумайте сами. С чудовищами борются Герои, специально обученные и натренированные для этого подобно ведьмакам, и все равно многие из них гибнут в процессе выполнения контрактов (опять же, подобно ведьмакам). И при этом, Арена состоит аж из 8(!) раундов, и на каждом из них - по толпе чудовищ. Участвуют в боях, однако, не только Герои. Вспомните: из всех, кто хотел выйти на ринг в первой части, только Курощупа и Уиспер были выпускниками Гильдии. Остальные - это разбойник, ассасин, палач, культист Скорма и прочий сборд, почти не имеющий шансов на выживание. При этом, каждый из них - отличный воин, и в обычном бою они весьма полезны. Так зачем придумывать испытания, которые не всякому Герою по плечу, и допускать до участия обычных людей? Глупость? Тяга к насилию? Нет, ребят, все намного сложнее. (Продолжение).

Материал сайта fablegame.info, при копировании обязательно указание ссылки на источник.